В журнале "ProHighEnd" №01/2013 вышел обзор флагманского проигрывателя виниловых дисков SPIRAL GROOVE SG1 с тонармом Centroid, а также фонокорректора MM/MC AUDIA FLIGHT Phono.
02.02.2013

 

Это наше уже третье по счету тестирование отнюдь не дешевого проигрывателя грампластинок — и, забегая вперед, скажу: уже третье практически откровение, как, казалось бы, столь несложное по сути приспособление на деле реализуется весьма нетривиальными технологиями и материалами. И, конечно, совершенно очевидно, что в данной отрасли, как ни в какой другой, важен и, возможно, даже первичен человеческий фактор, на этот раз — в лице такого талантливого разработчика, как Аллен Перкинс. Подкованные читатели, должно быть, уже догадались, а для остальных мы поясним, что речь пойдет о компании Spiral Groove, ее флагманском проигрывателе SG1 с тонармом Centroid, а также о головке звукоснимателя Ortofon Cadenza Black и фонокорректоре Audia Flight.

 

Аллен родом из Висконсина. Там он родился, вырос, окончил среднюю школу, а потом еще одну — при компании Schwinn, известной своими велосипедами (откуда и навыки в точной механике). Однако в Висконсинский университет он поступал по классу музыки, днями напролет заучивая джазовые стандарты на ударной установке и перкуссии. Сейчас, когда ему уже почти 60, он по-прежнему еженедельно выступает в составе местного музыкального коллектива.

 

Однажды он с коллегой по оркестру поехал в музыкальный магазин: тому потребовалось отремонтировать кое-что из домашней аудиоаппаратуры. Так произошло знакомство c Полом Уэкином, тогда владельцем магазина, а сейчас — основателем и руководителем компании Stillpoints. Разговорившись на тему аппаратуры, Пол предложил Аллену взять на прослушивание предварительный усилитель. Тот взял, послушал, понял, что он существенно лучше имеющегося у него сейчас, — а также осознал тот факт, что не может его себе позволить. На что Пол предложил Аллену «отработать» его в качестве консультанта в магазине по выходным дням. Сотрудничество затянулось на следующие несколько десятков лет.

 

В 1985 году Уэкин занялся продажей проигрывателей грампластинок SOTA. Аллен, разобрав один из них, обнаружил несколько конструктивных недочетов, о возможном решении которых не преминул сообщить производителю. Тот был поистину шокирован, потому что сам работал над этими вопросами уже года два. Дальнейшее сотрудничество с этой компанией было уже даже не делом техники, а окончательно решенным вопросом. А через 5 лет настал черед собственной дистрибьюторской компании — Immedia, которая начала с продажи головок Lyra на территории Соединенных Штатов.

 

Непосредственно производством проигрывателей Перкинс занялся чуть позже, на пару с бывшим конструктором SOTA Францем Ролинеком, а их аппараты получили название RPM (Rolinek-PerkinsMachine). Главной проблемой нового бренда стала невозможность обеспечить растущий спрос, слишком мал был возможный объем производства. Появившийся впоследствии Spiral Groove решил эту проблему.

 

В настоящий момент в линейке — два проигрывателя и один тонарм, второй только-только представлен на минувшей выставке в Лас-Вегасе. В свое время, в сотрудничестве с другими разработчиками, производились также усилительная техника и кабельная продукция.

 

Конструкция

 

Непосредственно «стол» — составной, но неразборный, из двух частей, разделенных между собой четырьмя сорботановыми шайбами. Каждая из половин, в свою очередь, содержит пару алюминиевых пластин. К нижней части крепятся опоры проигрывателя и диска, а также мотор; к верхней — тонарм на оригинальном байонетном зажиме, который аналогичен тем, что используются в объективах фотоаппаратов: это позволяет снимать и ставить его буквально за несколько секунд. 10-килограммовый диск — 4-слойный: если идти сверху вниз, то сначала будет по четверти дюйма графита и винила, затем — пористый материал, пропитанный фенольной смолой, — и, наконец, 14-дюймовое стальное основание. 2-дюймовый «прирост» дает на 40% больший момент инерции, в противном случае достижимый лишь увеличением на 40% массы диска.

 

Используется мотор переменного тока, но не сетевое напряжение. Сначала оно преобразуется внешним блоком в постоянное, а затем уже вновь становится переменным, но с заданными и контролируемыми параметрами. На старте задействуется максимальный крутящий момент, а по достижении нужной скорости он снижается до минимально необходимого. Тонарм — одноопорный, с корпусом из углеволокна на алюминиевом сердечнике. При всей простоте построения тонарма, его настройка может вызвать некоторые затруднения у пользователя без навыков. Вместе с тем, будучи установлен единожды, тонарм как механизм сочетает в себе разумную (гениальную) простоту конструкции с прекрасным функционалом.

 

Датскую компанию Ortofon представлять не нужно: в этом году ей исполняется 95 (!) лет, 65 из которых она делает головки звукоснимателей. В любом случае выбор звукоснимателя остается за владельцем и определяется индивидуальными предпочтениями. Думаю, многие со мной согласятся в том, что среди производителей картриджей случайных имен нет, слишком уж эта область специфична и пропитана традициями более «древними», чем сами понятия Hi-Fi и high end. Оттого и не бывает плохих головок, а бывают те, которые нравятся больше или меньше. В данном случае мы использовали модель Cadenza Black.

 

Впервые я увидел 2-блочный фонокорректор итальянской компании Audia Flight четыре года назад, на выставке в Лас-Вегасе. Это был один из ранних прототипов нынешней серийной модели, о котором не было известно практически ничего, за исключением разве что внешнего блока питания и балансной схемотехники (судя по выходным разъемам). Изучение доставшегося нам аппарата позволило выяснить, что он имеет ярко выраженную модульную поканальную конструкцию, а также возможность точной настройки параметров под выбранную головку.

 

Блок питания аппарата основан на паре тороидальных трансформаторов, номиналом 15 и 50 ВА, предназначенных соответственно для служебных и сигнальных нужд. Помимо тонкой подстройки каждого входа, существует возможность замены самих входных модулей. Это сделало бы фонокорректор идеальным выбором для двухтонарменных «вертушек», если бы он был оснащен селектором входов. Впрочем, возможно, у разработчиков имеется свой взгляд на эту проблему. Судя по самому пристальному отношению к топологии платы, расположению входов и выходов и разводке сигнальных и питающих проводов, наличие селектора с дополнительным увеличением пути в слабосигнальной части может оказаться менее предпочтительным, нежели одновременно подключенные головки. У нас не было возможности убедиться в этом, но при подключении Spiral Groove не было даже намека на фон, так что, может быть, альянс между  двухтонарменными аппаратами и фонокорректором Audio Flight вполне реален, но это уже совсем другая история.

 

Прослушивание

 

Несмотря на, казалось бы, интуитивно понятную конструкцию, некоторый опыт обращения с проигрывателями грампластинок и профессиональные рудименты вроде «Какой русский человек читает инструкцию до того, как что-то сломалось?», пришлось затратить некоторое время на сборку SG1. К тому же, если в большинстве своем LP-проигрыватели по конструкции схожи, то «единица» явно не относится к этому большинству. Ну много ли на свете «вертушек» без клеммы заземления? Притом, что отсутствие данной клеммы никоим образом не способствует появлению фона, с которым и борется заземление. Выставляя тонарм, заметил, что грузики для антискейтинга никоим образом не маркированы, а пытаясь набрать нужную комбинацию, обнаружил вдобавок, что они все разные. Так что сначала пришлось взвешивать «гири», а уж потом выставлять прижимную силу. При всей своей внешней хрупкости, «рука» радует глаз. Ее поведение при правильных настройках — дополнительное визуальное свидетельство, что всё сделано верно. И если можно говорить о красоте кинематических процессов, то это именно тот случай. А учитывая ценовую категорию головки звукоснимателя, такая уверенность оказалась как нельзя более кстати.

 

Проверив на тестовом стробоскопическом диске скорость вращения, я выяснил, что схема стабилизации вращения диска SG1 очень качественно выполняет свое предназначение, а массивный стальной диск вносит свою лепту в подавление неравномерности вращения. Поэтому достаем из конверта пластинку, кладем на диск, устанавливаем прижим — и медленно опускаем рычаг микролифта.

 

Тестирование виниловых проигрывателей — совершенно уникальный процесс. Замена любого звена тракта дает изменения на порядок бОльшие, нежели в случае, скажем, с компакт-диском. Одна и та же запись, выпущенная разными фирмами, способна породить в душе отчаянье от перспективы скупать все релизы в поисках оптимального — или же настроить на философский лад, заставив смириться с мыслью, что нет хорошего и плохого, как нет одинакового, а всё это отражение многообразия подобно той самой черепахе в основании модели мира. В самом деле, как вы посмотрите на продавца компакт-дисков, который предложит вам выложить несколько десятков тысяч рублей за CD из первой партии? Наверняка, как минимум, усомнитесь в его здравомыслии. Как максимум — можете ускориться в противоположном направлении. Но разве у кого-то возникают мысли о том, что это может быть неадекватной ценой за «первый пресс» Led Zeppelin? Так, стало быть, где-то внутри нас, подспудно, формируется мнение о настоящих ценностях музыкальной отрасли?

 

Итак, в проигрывателе вращается «Paranoid» в моем любимом «засверленном»* исполнении. Признаюсь, воспитанный на ином музыкальном материале, я долго не мог понять, в чем причина такой всенародной любви именно к этому альбому. Пожалуй, ровно до тех пор, пока не услышал пластинку. Потому как CD-проигрыватели того времени, попадавшие ко мне в руки, явно были не способны воссоединять отдельные звуки, записанные в питах, в цельную музыку. Мой же любимый «Planet Caravan», возможно, имеет куда больше прав на звание музыкального камертона своего времени, чем куча других, ставших культовыми явлениями в мире музыки и кино. Почему мне нравится использовать этот диск в качестве тестового? Тому несколько причин. Во-первых, Vertigo Records того времени — это непомерный азарт и стремление отвоевать свой кусок свежеиспеченного «пирога», и эти амбиции подкреплялись изрядной долей усилий. Что и явилось причиной взлета данной компании. Во-вторых, Black Sabbath были настоящими пионерами, и их открытия больше искать не у кого. В-третьих, определяя звучание группы, Айоми (не было бы счастья, да несчастье помогло) являлся одним из тех гитаристов, у кого обратная связь была не тактильной, а слуховой, в силу утраты фаланг пальцев.

 

Можно перечислять и далее, но вернемся к звуку. Первое и самое главное, в чем мне хотелось убедиться, — это в наличии винилового звучания. В это определение я вкладываю не округлость, неразборчивость и «завал» по краям частотного диапазона, а в первую очередь — глубину пространства, прозрачность этой глубины и, конечно, способность аппарата воспроизводить цельное, не дискретное, «шинкованное» звучание.

 

Можно говорить о той или иной степени прозрачности или смещения тембрального баланса, выделения отдельных групп инструментов. Рассуждать о правах на девиации в подаче материала — или отсутствии таких прав. Но конечные штрихи достигаются подбором головки звукоснимателя в зависимости от собственных предпочтений. А вот качества, определяемые комбинацией стол+тонарм, должны иметь место, иначе игра не стоит свеч. В силу ли использования драгкамней и запеченной керамики редких рецептов, а также «сэндвичей» в самых экзотических сочетаниях, стол абсолютно глухой. Да и тонарм, несмотря на относительно небольшой вес, не имеет и признаков рокота. Что тут можно сказать... В SG умеют их готовить! Впрочем, здесь я бы еще рискнул связать точность изготовления и прецизионность подгонки деталей со способностью проигрывателя извлекать и воспроизводить энергетику действа из записи. Насколько многие из нас даже не догадываются, что сидят на «обезжиренной диете», используя музыку исключительно как фон? Отчего? Да оттого, что она пуста, выхолощена и не годится ни на что, кроме фона. Но поскольку подобные эманации высоких порядков я предпочитаю оставлять отправителям культа и любителям гаданий, то ищу причину подобного эффекта именно в выверенности конструкции SG1. Одновременно снимая шляпу перед теми, кому его предстоит продавать. Ведь столь тонкие материи не просто продемонстрировать. Определенная часть людей откажется верить собственным ушам, потому что это не соответствует зачаткам инженерного образования, подкрепленным диалектическим материализмом. Хотя, на мой взгляд, это вопрос не противопоставления материализму, а прорех в соответствующей области научных изысканий.

 

Суммируя свои ощущения, попытаюсь облечь их в более-менее связные образы: объемный, округлый, несколько смягченный (виниловый) бас, чуть выделенная середина; верха, лишенные каких-либо признаков деградации, тем не менее могут показаться несколько смягченными. Без привычного для многих «цыканья». Зато они очень ровно «пришиты» к середине и не ощущаются собственно верхами, а воспринимаются одним целым. Характер звучания я бы назвал теплым, но, думаю, в данном случае это в большей степени заслуга фонокорректора. Он же отвечает за некоторую смягченность. При том, что атака остается полновесной, мощной, а звучание не утрачивает отдельных деталей, сочетая некую округлость с информативностью. Что касается сцены — на мой взгляд, она вполне соответствует классу аппарата (в смысле — именно виниловому аппарату). Цифровые носители покуривают в сторонке под бдительным взором комплекта с SG1 в качестве источника. Я бы еще назвал этот комплект универсальным и лишенным жанровых предпочтений (но это, разумеется, для меня). Отдаю себе отчет, что существует масса людей, для которых те или иные жанры ассоциируются с гипертрофированным басом и ядовитым верхом. Позволю себе настоять на следующем: это не недостаток системы — это недостаток музыкального вкуса. Впрочем, он имеет такое же право на жизнь, как и классические каноны. Ведь, как известно, в автобус с дурианом нельзя, а кушать вполне себе можно.

 

Вывод

 

Это серьезный аппарат для вдумчивого и требовательного любителя музыки, обладающего приличной коллекцией винила и желанием слушать музыку максимально приближенно к оригиналу. Высочайший технический уровень исполнения — залог того, что это именно так и будет. Тот случай, когда принято говорить о тридцати трех удовольствиях. У «вертушки» очень грамотная эргономика. К ней попросту очень приятно прикасаться. И визуально она радует глаз своим лаконичным, сдержанным, но стильным дизайном. Одна из лучших кандидатур на роль вашего проводника в волшебный мир винила. Да не испортит ваша игла спиральную канавку.

 

Владимир Лавров

 

*«Сверло» — сленговое название виниловых пластинок, выпущенных компанией Vertigo Records.

 

 Скачать pdf